Site hosted by Angelfire.com: Build your free website today!

МУСЛИХИДДИН СААДИ

home

CОДЕРЖАНИЕ

 

Глава первая.
О СПРАВЕДЛИВОСТИ, МУДРОСТИ И РААСУДИТЕЛЬНОСТИ

Ануширван*, когда он умирал,
Призвал Хормуза и ему сказал:
“Покинь чертоги мира и покоя,
Взгляни, мой сын, на бедствие людское!
Как можешь ты довольным быть судьбой,
Несчастных сонмы видя пред собой?
Мобеды оправданья не отыщут,
Что спит пастух, а волки в стаде рыщут.
Иди пекись о нищих, бедняках,
Заботься о народе, мудрый шах!
Царь
дерево, а подданные корни.
Чем крепче корни, тем ветвям просторней.
Не утесняй ни в чем народ простой.
Народ обидев, вырвешь корень свой.
Путем добра и правды, в божьем страхе
Иди всегда, дабы не пасть во прахе.
Любовь к добру и страх пред миром зла
С рождения природа нам дала.
Когда сияньем правды царь украшен,
То подданным и Ахриман не страшен.
Кто бедствующих милостью дарит,
Тот волю милосердного творит.
Царя, что людям зла не причиняет,
Творец земли и неба охраняет.
Но там, где нрав царя добра лишен,
Народ в ярме, немотствует закон.
Не медли там, иди своей дорогой,
О праведник, покорный воле бога!
Ты, верный, не ищи добра в стране,
Где люди заживо горят в огне.
Беги надменных и себялюбивых,

Забывших Судию, – владык спесивых.
              В ад, а не в рай пойдет правитель тот,
Что подданных терзает и гнетет.
Позор, крушенье мира и оплота

Последствия насилия и гнета.
Ты, шах, людей безвинно не казни!
Опора царства твоего они.
О батраках заботься, о крестьянах!
Как жить им в скорби, нищете и ранах?
Позор, коль ты обиду причинил
Тому, кто целый век тебя кормил”.
И Шируйэ сказал Хосров
*, прощаясь,
Навек душой от мира отрекаясь:
“Пусть мысль великая в твой дух войдет:
Смотри и слушай, как живет народ.
Пусть в государство правда воцарится,
Иль от тебя народ твой отвратится.
Прочь от тирана люди побегут,
Дурную славу всюду разнесут.
Жестокий властелин, что жизни губит,
Неотвратимо корень свой подрубит.
Ушедшего от тысячи смертей
Настигнут слезы женщин и детей.
В ночи, в слезах, свечу зажжет вдовица

И запылает славная столица.
Да, только тот, который справедлив,
Лишь тот владыка истинно счастлив.
И весь народ его благословляет,
Когда он в славе путь свой завершает”.
И добрые и злые
все умрут,
Так лучше пусть добром нас помянут.
* - Ануширван - шах из династии Сасанидов - Хосров I Ануширван, при котором государство достигло наивысшего расцвета
* - Хормуз - шах Ормузд IV - сын Ануширвана
* - Хосров - сасанидский шах Хосров II Парвиз
* - Шируйэ - сасанидский шах Кавад III Шируйэ - сын Хосрова II, который свергнул с престола своего отца

 

 

РАССКАЗ

Такой в Дамаске голод наступил,
Как будто бог о людях позабыл.
В тот год ни капли ни упало с неба,
Сгорело все: сады, посевы хлеба.
Иссякли реки животворных вод,
Осталась влага лишь в глазах сирот.
Не дым, а вздохи горя исходили
Из дымоходов. Пищи не варили.
Деревья обезлиствели в садах,
Царило бедствие во всех домах.
Вот саранчи громады налетели...
И саранчу голодных толпы съели.
И друга я в ту пору повстречал,

Он, как недужный, страшно исхудал,
Хоть он богатствами владел недавно,
Хоть был из знатных муж тот достославный.
Его спросил я: “Благородный друг,
Как бедствие тебя постигло вдруг?”
А он в ответ: “С ума сошел ты, что ли?
Расспрашивать об этом не грешно ли!
Не видишь разве, что народ в беде,
Что людям нет спасения нигде,
Что не осталось
ни воды, ни хлеба,
Что стоны гибнущих не слышит небо?”
А я ему: “Но, друг, ведь ты богат!
С противоядием не страшен яд.
Другие гибнут, а тебе ль страшитьс
я?
Ведь утка наводненья не боится”.
И на меня, прищурившись слегка,
Взглянул он, как мудрец на дурака:
“Да – я в ладье! Меня разлив не тронет!
Но как мне жить, когда народ мой тонет?
Да, я сражен не горем, не нуждой

Сражен я этой общею бедой!
При виде мук людских я истомился,
О пище позабыл и сна лишился.
Я голодом и жаждой не убит,
Но плоть мою от ран чужих знобит!
              Покой души утратит и здоровый,
Внимая стонам горестным больного.
Ведь ничего здесь люди не едят!..
И пища стала горькой мне, как яд”.
Муж честный не смыкает сном зеницы
В то время, как друзья его в темнице.
* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
Слыхал ли ты преданий древних слово
О злых владыках времени былого?
В забвенье рухнул их величья свод,
Распались их насилие и гнет!
Что ж он
насильник в мире добивался?
Бесследно он исчез
а мир остался.
Обиженный, в день Страшного суда,
Под сень Йездана станет навсегда.
И небом тот храним народ счастливый,
Где царствует владыка справедливый.
Но разоренье и погибель ждет
Страну, где в лапы власть тиран берет.
Служить тирану муж не станет честный.
Тиран на троне
это гнев небесный.
Султан, твое величье создал бог,

Но знай: он щедр, но и в расплате – строг.
Ты горше нищих будешь там унижен,
Коль будет слабый здесь тобой обижен!
Позор царю, коль он беспечно спит,
Когда в стране насилие царит.
Во всех заботах бедняков участвуй,
Будь с ними, как пастух заботлив с паствой.
А если в царстве правды глас умолк,
То шах для стада не пастух, а волк.
Когда от сердца он добро отринет,
Он мир с недобрым будущим покинет.
Воспрянут люди. Бедствия пройдут,
А извергов потомки проклянут.
Будь справедливым, чтоб не проклинали!
Чтоб век твой добрым словом поминали!

 

home

CОДЕРЖАНИЕ

© 2000-2001 Jamshed Dodkhoyev
You may use any part presented herein for non-commercial purposes only, on the condition of giving full credit to the author and to this home page, including a hyperlink, if you wish to use these material over the Internet.